Москва, Павелецкая наб., 2с3 +7 (499) 550-10-36

«Баба Яга в стане врага»: старейший протезист-ортопед России рассказала, как ставит на ноги детей с ДЦП

Говорят, что опыт приходит с годами. Или в процессе труда. Елене Александровне Селеверстовой 73 года и всю свою жизнь она посвятила ортопедии. Сегодня она один из старейших практикующих ортопедов в России. Последние 18 лет она возглавляет своё собственное предприятие и создает изделия, которые в буквальном смысле ставят на ноги детей с ДЦП.

 

Много лет назад, ещё в Советском Союзе, Елена Селеверстова закончила институт протезирования и ортезирования при Федеральном научном центре реабилитации инвалидов им Г.А. Альбрехта в Санкт-Петербурге. И с тех пор она неразрывно связана с разработкой и созданием ортопедической обуви.

 

В 2002 году, выйдя на пенсию, Елена Александровна открыла «Орто-Люкс» – небольшую мастерскую по производству ортопедической продукции. Опираясь на опыт и многолетний стаж, она разработала собственную методику и применила уникальные конструкторские решения. Наибольшую эффективность они продемонстрировали в реабилитации детей с ДЦП, во многих случаях став альтернативой жизни в инвалидной коляске.

 

В чём же секрет Елены Селеверстовой? Она не делает никакой тайны из своей методики и готова поделиться ей с каждым. Лишь бы производители ортопедических изделий делали свою работу качественно.

 

– Здравствуйте, Елена Александровна! Расскажите, как всё начиналось?

 

– Добрый день! Конечно. Открывая собственное предприятие, я уже хорошо знала, что буду делать, но за обувь взялась не сразу. Сначала это были ортопедические стельки – тоже мой профиль. Их производством мы успешно занимаемся до сих пор. Со временем, после сотен и тысяч пациентов, прошедших через мои руки, я поняла, что пора взяться и за более серьёзную работу.

 

Изготовление сложной ортопедической обуви – это очень трудоёмкий процесс, связанный исключительно с ручным трудом. Это индивидуальный подход к пациенту и много часов кропотливой работы с каждым изделием.

 

 

 

– А как же крупные предприятия, которые используют современные технологии и  занимаются массовым производством ортопедической обуви?

 

– Это невозможно, если речь идёт о сложной ортопедической обуви. Возможно, вы говорите про производство малосложной, ориентированной на нестандартную форму стопы, например, немного деформированную в силу возраста. Такую продукцию мы тоже продаём, хоть сами и не изготавливаем. Заказываем у немецких, финских, испанских компаний, качество которых не вызывает сомнений.

 

Вообще, говорить, что то или иное предприятие производит «ортопедическую обувь» некорректно. Необходимо уточнять более точную специализацию. Если вы будете брать интервью у хирурга, то обязательно спросите о его компетенциях – кто его пациенты и какие органы он оперирует?

 

В ортопедии тоже самое. Здесь много разных направлений, решающих разные задачи. И методы используются разные: для проблем опорно-двигательного аппарата – одни конструкторские решения, для неврологии – другие. Градация серьёзная и сложная по каждому направлению медицинской деятельности.

 

– Вы специализируетесь именно на реабилитации детей с ДЦП?

 

– Не только детей, но большей частью – да, работаем с детьми-инвалидами по опорной функции. Наши изделия являются средством медицинской реабилитации, это не просто удобная обувь. Помимо обуви мы производим ортопедические стельки, которые также могут быть средством реабилитации, а ещё ортезы на голеностопный сустав и ступню. Это тоже сложные трудоёмкие изделия, которые помогают человеку с травмой или неврологией, приковавшей его к креслу или кровати, вернуть утраченные опорно-двигательные функции.  

 

 

– Сколько стоят такие изделия?

 

– Стельки – от 6 до 15 тысяч рублей, обычно это 6-7 тысяч. Обувь от 15 от 70 тысяч – здесь все зависит от сложности заказа. И это реальные цены такой продукции. Проблема в том, что Фонд социального страхования возмещает не полную их стоимость, а лишь некоторую часть. В Москве, например, моим пациентам компенсируют всего 15-16 тысяч на пару обуви. В регионах эта цифра меньше.

 

– Это как-то связано с системой ценообразования? Возможно, потому что ваши конкуренты предлагают более дешёвые изделия?

 

– К сожалению, в нашей специализации очень мало конкурентов. Но есть недобросовестные компании, которые выдают изделия массового производства за сложную ортопедическую обувь. Разумеется, их цены гораздо ниже, но такие компании часто выходят на тендеры и выигрываю их. Дешевая обувь массового пошива не является средством реабилитации, ведь она не поможет ребёнку с ДЦП встать на ноги. И из-за таких производителей пациент может навсегда остаться прикованным к инвалидному креслу.

 

При определённых нарушениях двигательной системы, ортопедическая обувь для реабилитации должна изготавливаться индивидуально, как это принято на нашем производстве. Нужно снять мерки, сделать соответствующие ортопедические колодки или, на худой конец, гипсовые слепки.

 

Но главный критерий для госзакупок ФСС – низкая цена, а не качество. Производители вынуждены подстраиваться под сложившиеся правила и выпускать заведомо более дешевую и менее качественную продукцию, которая часто не может помочь людям с инвалидностью. Я открыто говорю об этом, ругаюсь и спорю, но одна изменить ничего не могу. Чувствую себя, как Баба Яга в стане врага.

 

– В чём главный секрет ваших конструкторских решений?

 

– Вы знаете, буквально несколько недель назад мне позвонила женщина из Новосибирска, ведущий специалист-конструктор обуви местной обувной фабрики. В конце декабря она защитилась на тему «Сложная индивидуальная ортопедическая обувь для детей с ДЦП». А затем случайно узнала обо мне и моей работе. «Прочитав ваши материалы, я поняла, что на самом деле ничего не знаю об этой теме, поэтому и захотела познакомиться лично», – призналась она мне в беседе. 

 

И так со всеми.

 

Все врачи, неврологи, ортопеды, которые нашли меня, увидев конечный результат использования нашей продукции, отмечали, что ни один другой производитель не достигает такого эффекта реабилитации.

 

Секрет прост. У ДЦП есть ряд специфических особенностей. В частности, очень многие дети с этой болезнью, находясь в вертикальном состоянии не становятся на пятки. То есть, стоя на ногах или в процессе ходьбы, они опираются только на носочки. Это особенность, к сожалению, формируется с рождения или вообще ещё в материнской утробе. Они просто не могут опереться на пятки. А ходить только на носках очень затруднительно и в итоге приводит к тому, что человек вообще может отказаться от прямохождения и сесть в инвалидную коляску.

 

Обычный человек ходит так: сначала всю тяжесть тела он бросает на пятку, а потом перебрасывает на носок. Такой способ ходьбы обеспечивает органичный рост и развитие, у человека симметрично растут мышцы, связки, сухожилия. А если ходить только на носках, то это скажется в итоге на всём организме: нервной системе, мозге и  физическом развитии. Ходьба на носках мгновенно напрягает, затем напрягает до болей. Вызывает гиперповышенный тонус мышц, связок, сухожилий на задней линии бедра, голени, туловища. И анатомия в итоге отстаёт в развитии.

 

Что могут сделать специалисты? Главная задача предельно проста – во время ходьбы заставить ребёнка опустить ноги на пятку. Этот вопрос решает конструкция нашей обуви. В ней ребенок вынужден опираться на пятку, работать задним отделом стопы. Ботинки обеспечивают состояние, максимально приближенное к норме. И пока ребёнок использует правильную обувь – его организм растёт и развивается правильно.

 

У нас были случаи, когда 7-8 летние дети с ДЦП, сидящие в кресле-коляске, надевали ботинки производства «Орто-Люкс» и вдруг вставали на ноги. А потом снова начинали ходить!

 

 

 

– С носка на пятку, с пятки на носок – суть ясна. А как вы делаете такую конструкцию? Как заставить ребёнка перенести вес на пятку, а не просто иногда опираться?

 

– У меня сложная формула конструкции, в которую вложено много-много лет разработки. Там целая совокупность элементов, которые принуждают ребёнка опираться на пятку, рассказывать долго и лучше сразу специалисту. Но такую обувь можно использовать всю жизнь и человек с ДЦП будет ходить, а не сидеть в инвалидном кресле. К сожалению, никто кроме меня до этого до сих пор не додумался – ни в России, ни в других странах. Есть специальные ортезы, которые целенаправленно заставляют ребёнка наступать на пятку, но они гораздо дороже обуви. А совместить одно с другим за более приемлемую цену пока смогли только мы.

 

– Расскажите о своем производстве. У вас много сотрудников?

 

– В моей мастерской работает два профессиональных высококвалифицированных мастера. Но мерки я всегда снимала сама. Мы работаем на обувных колодках по технологиям индивидуального обувного производства. Ортопедический характер производства включает в себя медицинскую составляющую, всё-таки мы изготавливаем средства реабилитации. Перед тем, как сконструировать изделие, я внимательно изучала походку пациента, анатомию стопы и другие особенности. Я всегда делала это самостоятельно.

 

 

– Почему другие производители обуви не могут воспользоваться вашей технологией или схожей методикой?

 

Потому что подстраиваются под рынок, под систему госзакупок и хотят сэкономить. Как человек, посвятивший всю жизнь разработке и производству ортопедических изделий, я с сожалением наблюдаю, как последние 30 лет отрасль медленно умирает. Ничего хорошего с ней не происходит.

 

Раньше ортопедия находилась в ведении Минтруда и Минздрава, государственные институты занимались её развитием, поддерживали научные изыскания в этом направлении, брали на себя ответственность. Тогда и производство развивалось во всех регионах страны, фабрики работали не только в Москве и Санкт-Петербурге, как сейчас. А потом кто-то решил, что это сферу нужно сбросить с ответственности министерств и отдать в частные руки.

 

Этим сразу же воспользовались недобросовестные поставщики, которые стали выдавать обычную обувь за ортопедическую, чтобы выигрывать тендеры. Фабричное производство изделий, подобных нашим, в принципе невозможно, так как каждое из них имеет уникальную структуру, рассчитанную под конкретного пациента. Только ручной труд и индивидуальный подход.

 

 

– Это многое объясняет. Хотелось бы верить, что ваше дело не пропадёт и в будущем будет подхвачено талантливыми последователями!

 

– Я тоже на это надеюсь. Ведь ортопедические изделия должны обладать реабилитационным эффектом и отвечать высоким требованиям к качеству. Только тогда можно будет сказать, что их производители честно делают свою работу. А дети с ДЦП смогут ходить.

 

– Спасибо за интересную содержательную беседу!

 

От редакции. В настоящее время Елена Александровна Селеверстова переживает тяжёлую форму онкологии. В конце февраля, когда состоялось беседа с корреспондентом «Реабилитационной индустрии России», она ещё могла ходить и продолжала работать на дому, изготавливая ортопедические стельки для своих пациентов. В марте состояние Елены Селеверстовой ухудшилось, но она не бросает своё дело. Слова поддержки можно выразить на странице нашей героини на Facebook. Примеры изделий «Орто-Люкс» можно посмотреть в фотоотчёте предприятия.

В тексте использованы фотографии с официальной страницы «Орто-Люкс» в Facebook, а также фотографии Губернаторовой Наталии, «Московский Комсомолец». Видео подготовлено и выпущено журналом «Такие Дела».

 

Последние новости

06.04.20

Михаил Терентьев: понятие «доступная среда» появится…

Председатель Всероссийского общества инвалидов (ВОИ) Михаил Терентьев подготовил видеообзор на главные законопроекты, подготовленные…

02.04.20

Месяц самоизоляции: Владимир Путин объявил о продлении…

В обращении к гражданам президент России заявил о необходимости продления карантина из-за распространения коронавирусной инфекции.…

01.04.20

Защитные маски начали производить на московских фабриках

Чтобы поддержать борьбу с пандемией коронавируса российский производитель ортопедической одежды и обуви «Ортомода» начал перевод своих…

31.03.20

Люди теряют слух и попадают в социальную изоляцию:…

Снижения слуха – одна из самых частых причин инвалидности в России. Как и другие ограничения, глухота тяжело воспринимается людьми,…

30.03.20

Льготы, права и средства реабилитации для детей-инвалидов:…

На текущий момент на ютуб-каналевышло уже 19 тематических видео, в которых раскрывается целый ряд юридических тонкостей – от оформления…

26.03.20

Оставайтесь дома: Академия доступной среды открывает…

С 25 марта по 30 апреля 2020 года все желающие смогут научиться особенностям коммуникации с людьми с инвалидностью совершенно бесплатно.…

25.03.20

Средства реабилитации при потере глаза: что такое конформатор…

Существует множество видов глазных протезов – от косметических, маскирующих ограничение, до бионических, наделяющих человека искусственным…

24.03.20

Rehacare 2020: Российских производителей ТСР приглашают…

23 – 26 сентября в Дюссельдорфе пройдёт одна из крупнейших отраслевых выставок, в стенах которой соберутся представители реабилитационной…

23.03.20

Как российские инженеры адаптируют мир для слепых и…

Существует множество стереотипов о возможностях людей с инвалидностью. Ведь тем, кто хорошо видит и слышит очень сложно представить…

Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.